Кузнецов против России

В апреле  2009  года  в  адрес  Президента  Российской  Федерации  Медведева  Д.А.  направлен доклад  общественного  объединения  - Рабочей  группы  по    борьбе  с  коррупцией  в  высших эшелонах  власти  при  Государственной Думе  ФС  РФ   за  подписью  ее  руководителя  Кузнецова  В.М. В докладе указывается причастность к коррупции руководителей и высших должностных лиц милиции, прокуратуры и других правоохранительных органов Российской Федерации.

11 июня 2009 года в ответ на опубликование доклада, начальником  опративно-розыскного бюро Департамента экономической безопасности Министерства внутренних дел России (ОРБ № 3 ДЭБ МВД РФ) генерал-майором  Назаровым  А.Ю. подписывается оперативный план, но не по проверке указанных сведений в докладе, а против самого Кузнецова В.М., направившего доклад Президенту России. В плане оперативно-розыскного мероприятия № 3/1-269с от 11.06.2009 года в отношении Кузнецова В.М. прямо указывается, что основанием проведения такого мероприятия является обращение поступившее от Кузнецова В.М. в адрес руководителей федеральных органов исполнительной власти. То есть в указанном постановлении указывается фактически довод возмездия, осуществляемого правоохранительными органами в отношении Кузнецова В.М. за публичное обнародование фактов коррупции в высших должностных органах власти России.

В июне 2009 года в рамках оперативно-розыскных мероприятий милиции к Кузнецову В.М. обращается якобы сотрудник коммерческой организации ЗАО «МостИнжСтрой» С.А.Гридасов. Он сообщает Кузнецову В.М. о незаконных проверках его фирмы со стороны сотрудников милиции и попросил Кузнецова В.М. оказать содействие по защите. Гридасов С.А. также попросил организовать депутатский запрос, поскольку Кузнецов В.М. тесно работает с депутатами. В.М.Кузнецов как руководитель общественной организации «Комиссия по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти при ГД ФС РФ» соглашается оказать содействие по защите прав ЗАО «МостИнжСтрой» и обязуется помочь организовать депутатские запросы и обращения в правоохранительные органы по указанному вопросу.

За оказанные услуги по защите от незаконных проверок сотрудниками милиции Гридасов С.А. пообещал Кузнецову В.М. от имени организации ЗАО  «МостИнжСтрой» выделить деньги на будущий совместный бизнес как  вклад  по  строительству  домов  для  офицеров  по проекту «Новоселы»  в  Калужской  области.  Для этой цели в рамках оперативно-розыскного мероприятия 3 сентября 2009 года Гридасов С.А. заложил в банковский сейф сумму в размере 1 600 000 (один миллион шестьсот тысяч) рублей, выданных ему сотрудниками милиции.

17 сентября 2009 года Кузнецов В.М. при встрече с Гридасовым С.А. при передаче ключа от указанного банковского сейфа с деньгами, был задержан сотрудниками милиции в порядке ст. 91 УПК РФ.

18 сентября 2009 года Таганский районный суд постановил избрать в отношении Кузнецова В.М. меру пресечения в виде заключения под стражу.

20 ноября 2009 года следователем СУ при УВД по ЦАО г.Москвы Левина Е.Н, вынесла постановление о привлечении Кузнецова В.М. в качестве обвиняемого в совершении преступления по ч.3 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ только за якобы намерения похитить денежные средства ЗАО «МостИнжСтрой».

27 октября 2009 года сторона защиты направила жалобу в Таганский районный суд г.Москвы на незаконное возбуждение уголовного дела, где было указано, что уголовное дело возбуждено при отсутствии признаков преступления, а потерпевшими по делу могут быть признаны только лишь сотрудники милиции. При отсутствии ущерба и потерпевших возбуждение уголовного дела незаконно. Суд не согласился с доводами стороны защиты.

17 декабря 2009 года стороной защиты в судебную коллегию Московского городского суда была направлена кассационная жалоба на постановление судьи Тверского районного суда г.Москвы Ковалевской А.Б. от 14 декабря 2009 года. Сторона защиты заявила, что продление меры пресечения, как заключение под стражу тяжело больного человека без законных обоснований такой суровой меры, неправомерно. Московский городской суд отказался удовлетворить ходатайство стороны защиты.

8 февраля 2010 года и 5 марта 2010 года стороной защиты были направлены ходатайства в Тверской районный суд г.Москвы об изменении меры пресечения Кузнецову В.М. с содержания под стражу на подписку о невыезде и надлежащем поведении. В ходатайствах указано, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Кузнецова В.М. проводились незаконно и, по сути, являлись провокациями со стороны милиции.

24 февраля 2010 года сторона защиты направила ходатайство о признании недопустимыми доказательствами по делу показаний милиционера Медведева С.В., который обвинял Кузнецова в преступных действиях и показаний Бондаренко В.В. Указанное ходатайство было отклонено судом без обоснования.

5 марта 2010 года сторона защиты заявила ходатайство о недопустимости признания денег, изъятых из банковской ячейки допустимыми доказательствами, поскольку они принадлежат милиции. (Из рапорта старшего оперуполномоченного по ОВД 1 отдела ОРБ №3 МВД России майора милиции С.В. Медведева начальнику ОРБ №3 МВД России генерал-майору милиции А.Ю.Назарову за №3/1-506 от 02.09.2009г. следует, что указанные выше денежные купюры были получены в ФЭД МВД России для их закладки в банковскую ячейку КБ «Легион»).

22 марта 2010 года Тверским районным судом г.Москвы Кузнецов В.М. признан виновным в совершении преступлений по ст. ч.3 ст.30, ч.4 ст. 159 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев в колонии общего режима.

12 мая 2010 года кассационным решением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда приговор оставлен без изменений, а кассационная жалоба без удовлетворения.

23 июня 2010 года Управление федеральной миграционной службы своим письмом № 1/21/4-1300 подтвердило, что паспорт Гридасова С.А. является поддельным, а указанное лицо по адресу г.Санкт-Петербурга  по  Набережной  реки  Фонтанки, дом 6 – не проживает. 26.01.2010 года Управление Федеральной Миграционной Службы по г.Москве письмом № 9/09-р9-242, также подтвердило, что паспорт на имя Каримова Ю.М. не существует, то есть он является поддельным и по заявленному в суде адресу:  г.Москва,  ул.Клары  Цеткин, дом  19, такое лицо не проживает. То есть вся база обвинения, построенная на показаниях этих сотрудников милиции, осуществлялась от неустановленных судом лиц по поддельным документам, что влечет немедленную отмену приговора в отношении Кузнецова В.М. Указанные обстоятельства были заявлены стороной защиты в кассационной и надзорных жалобах, но были отклонены судом.

В июне 2010 года также стали известны вопиющие факты причастности свидетелей стороны обвинения и так называемых представителей пострадавшей стороны Гридасова С.А. и Каримова Ю.М. к шести другим уголовным делам, где они также выступали по указанным вымышленным паспортам как пострадавшие лица, но уже от других юридических организаций. К таким делам относится дело В.Трифоновой,  В.В.Камалдинова, Е.Ю.Базановой, Н.В.Денина, К.Коровяковской, В.Шашкина -http://video.yandex.ru/users/nosrussia/view/1/

Дело Веры Трифоновой стало широко известно во всем мире, когда она умерла в следственном изоляторе города Москвы из-за не оказания медицинской помощи.

24 августа 2010 года надзорная инстанция постановлением Московского городского суда в лице судьи Водопьяновой Л.М. отказала в удовлетворении надзорной жалобы.

6 октября 2010 года председатель Московского городского суда Егорова О.А. отказала в удовлетворении надзорной жалобы.

20 октября 2010 года Постановлением Верховного Суда РФ от 20 октября 2010 года отказано в удовлетворении надз В отношении В.М.Кузнецова нарушена ст. 3 Европейской Конвенции (подвергался бесчеловечному или унижающему достоинство обращению); нарушен п.3 ст. 5 Европейской Конвенции - незаконное задержание и лишение свободы в части права на освобождение до суда и освобождение предоставлением гарантии явки в суд; ст. 6 п.1 - нарушено право на справедливое судебное разбирательство беспристрастным судом; ст. 6 п.3 с) - нарушено право защищать себя лично через посредство выбранного им защитника; нарушена Ст.6. п.3 d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него; Ст. 13 – нарушено право на эффективное средство правовой защиты.

Ст.3 - подвергался бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

Кузнецов В.М. подвергался бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

При избрании меры пресечения в отношении заявителя, а также во время судебного заседания сторона защиты неоднократно ходатайствовала о недопустимости избрания меры пресечения как заключение под стражу. Поскольку заявитель имеет хронические заболевания, которые по Российскому законодательству (Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2004 года  № 54 "О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью"  (с изменениями от 30 декабря 2005 года); Правила медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью,  утвержденные постановлением правительства РФ от 6 февраля 2004 года № 54  (с изменениями от 30 декабря 2005 года) не позволяют ему содержаться под  стражей и представляют угрозу его жизни. Заключение под стражу тяжело больного человека, ставит его в тяжелые условия, причиняющие ему неимоверные страдания и является бесчеловечным или унижающим достоинство обращению.

Ст. 6 п.1 нарушено право на справедливое разбирательство беспристрастным судом.

В ходе судебного процесса сторона защиты неоднократно указывала, что милиция осуществила провокацию в отношении заявителя на совершение преступления, а впоследствии, при неудавшейся провокации, сотрудники милиции сфальсифицировали свои показания на предварительном следствии и суде. Сотрудники милиции дали показания от лица потерпевших на следствии, что послужило основанием задержания Кузнецова В.М. и возбуждения уголовного судопроизводства. Впоследствии сотрудники милиции сами выступили в суде от имени пострадавших предпринимателей. Сотрудники милиции под вымышленными именами и с поддельными паспортами, заявили о причинении морального ущерба фирме, якобы в которой они работали. Только на основании показаний сотрудников милиции Кузнецов В.М. был осужден на 5,5 лет лишения свободы при отсутствии пострадавших лиц, при отсутствии какого-либо материального ущерба. Права Кузнецова В.М. на справедливое судебное разбирательство были нарушены по аналогии с делами: Худобин (Khudobin) против России Жалоба № 59696/00 решение Европейского Суда от 26 октября 2006 г.; делом «Тейшейра де Кастро [против Португалии]» (Teixeira de Castro [v. Portugal]) (Постановление Европейского Суда от 9 июня 1998 г., Reports ofjudgments and Decisions 1998-IV); делом «Ваньян против России» (Vanyan v. Russia) жалоба № 53203/99, Постановление Европейского Суда от 15 декабря 2005 г., в которых Европейский Суд выявил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

Законодательство Российской Федерации запрещает любую форму подстрекательства и провокации; только в случае подготовки конкретного преступления можно проводить операцию под прикрытием. Однако, в настоящем деле милиция в ходе планирования «операции прикрытия» не имела никаких доказательств участия заявителя в совершении преступления, но она была осведомлена о том, что заявитель опубликовал в интернет доклад о коррупции в высших эшелонах власти в России, где фигурируют первые лица правоохранительных органов, включая первых лиц МВД России.

В статье 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»
от 5 июля 1995 г. запрещает лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)». Согласно пункту 1 части второй статьи 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» для того, чтобы провести «оперативно-розыскное мероприятие», сотрудники милиции должны располагать четкой информацией о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» регламентирует другие возможные основания проведения «проверочной закупки» (такие, как наличие возбужденного уголовного дела, по поручению следователя, органа дознания, указанию прокурора или определению суда по уголовному делу и так далее), однако эти основания не имеют отношения к существу настоящей жалобы.

В постановлении о проведении оперативно-розыскного мероприятия № 3/1-269с от11.06.2009 года в отношении Кузнецова В.М. прямо указывается, что основанием проведения такого мероприятия является обращение поступившее от Кузнецова В.М. в адрес руководителей федеральных органов исполнительной власти (т.1 л.д. 15-16). То есть в указанном постановлении указывается фактически довод возмездия, осуществляемого правоохранительными органами в отношении Кузнецова В.М. за публичное обнародование фактов коррупции в высших должностных органах власти России, после того как на письменное обращение в адрес Президента России не последовало никакой реакции. Заявление о коррупции в высших эшелонах власти, где фигурируют имена высших должностных лиц сотрудников правоохранительных органов России (доклад Президенту России Д.А.Медведеву № ВК-15\146 http://bolshoyforum.org/forum/index.php?page=56) был размещен в интернет в мае 2009 года, то есть незадолго до того, как было принято решение о проведении в отношении Кузнецова В.В. оперативно-розыскных мероприятий.

Вторым доводом проведения оперативно-розыскного мероприятия указывается якобы поступившее обращение от заместителя Кузнецова В.М. - Бондаренко В.В. о том, что якобы Кузнецов В.М. за денежное вознаграждение предоставляет возможность направления депутатских запросов в Государственную Думу РФ и осуществляет продажу удостоверений рабочей группы с действующим вкладышем Государственной Думы РФ. Поскольку Кузнецов В.М. не является государственным служащим и не работает в Государственной Думе РФ, указанные аргументы ни коим образом не могут составлять состав преступления как мошенничество (ст. 159 УК РФ), а материалы судебного расследования подтвердили фиктивность (фальсифицированность) изложенного в постановлении об оперативно-розыскном мероприятии довода. На суде при допросе Кузнецова В.М. и других сотрудников «Рабочей группы по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти Российской Федерации» было заявлено, что такого сотрудника как Бондаренко В.В. не существует как и не существует ни одного факта продажи удостоверения члена «Рабочей группы» с вкладышем Государственной Думы. На суде вообще не была установлена личность Бондаренко В.В. То есть довод о проведении оперативно-розыскного мероприятия являлся сфальсифицированным сотрудниками милиции и нарушал ст. 7  Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», которая запрещает проводить такие мероприятия без признаков информации о ведении преступной деятельности Кузнецова В.М.

В ходе оперативно-розыскного мероприятия в отношении Кузнецова В.М. сотрудником милиции (Гридасовым С.А.), который выступал на предварительном расследовании и на суде, якобы как представитель пострадавшей от действий Кузнецова В.М. организации предпринимались неоднократные попытки провокации и подстрекательства на совершение Кузнецовым В.М. преступления (в материалах дела имеется заявление Гридасова С.А. добровольно участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях в отношении Кузнецова В.М.).

Гридасов С.А. представившись якобы сотрудником коммерческой фирмы ЗАО «МостИнжСтрой», который предварительно подписал соглашение о сотрудничестве с сотрудниками МВД (т.1 л.д. 25-29), сообщил о незаконных проверках его фирмы со стороны сотрудников милиции и попросил Кузнецова В.М. оказать содействие по защите от коррумпированных сотрудников милиции и попросил организовать депутатский запрос, поскольку Кузнецов В.М. тесно работает с депутатами. Именно  по  этой  придуманной  умышленно  схеме  сотрудники  ОПБ  №  3  МВД  России  и  начали  в  июне  2009  года  провокацию  в  отношении  Кузнецова  В.М.,  то  есть  они  решили  спровоцировать  действия  Кузнецова  В.М.  на  основе  искусственно  созданной  ситуации  о  необходимости реагирования  по  фактам  незаконных  проверок сотрудниками милиции организации  -  ЗАО  «МостИнжСтрой».

За оказанные услуги по защите от незаконных проверок сотрудниками милиции Гридасов С.А. пообещал Кузнецову В.М. от имени организации ЗАО  «МостИнжСтрой» выделить деньги на будущий совместный бизнес как  вклад  по  строительству  домов  для  офицеров  «Новоселы»  в  Калужской  области.  Для этой цели в рамках оперативно-розыскного мероприятия Гридасов С.А. заложил в банковский сейф сумму в размере 1 600 000 (один миллион шестьсот тысяч) рублей, выданных ему сотрудниками милиции. 17 сентября 2009 года Гридасов С.А. при встрече с Кузнецовым В.М. при передаче ему ключа от указанного банковского сейфа с деньгами несколько раз пытался склонить  Кузнецова В.М. к тому, чтобы он пошел и забрал  деньги  из  банковского сейфа. Гридасов С.А. заявляет: «Я все-таки с Вашего позволения съездил бы с Вами в банк на всякий пожарный случай с точки зрения того, чтобы там все было ровно, правда» и чуть позже повторно намекает, чтобы Кузнецов В.М. взял деньги: «А то, потом скажете, что там чего-то не хватает или больше. А вдруг там больше?» (выдержка  из  распечатки  аудиозаписи  разговора  между  Гридасовым  С.А. и  Кузнецовым  В.М. от  17  сентября  2009  года  в  момент  задержания  Кузнецова В.М. Из текста разговора видно, что Гридасов С.А. всячески подстрекает и провоцирует склонить  Кузнецова  В.М.  к  поездке  в  банк  за деньгами.  

Поскольку все действия Гридасова С.А. в отношении Кузнецова В.М. осуществлялись в рамках оперативно-розыскного мероприятия (т.1 л.д. 25-29), когда отсутствуют физические лица, которым был причинен материальный ущерб и в материалах дела вообще отсутствуют данные о причинении кому либо материального ущерба, уголовное преследование в отношении Кузнецова В.М. и его последующее осуждение на 5,5 лет лишения свободы является не законным. Такие действия Кузнецова В.М. не могут квалифицироваться по Российскому законодательству ст. 159 УК РФ как мошенничество, поскольку Кузнецов В.М. не является чиновником и имеет право осуществлять любую правоохранительную деятельность, включая консультирование по защите от незаконных проверок. Действия Кузнецова В.М. не могут квалифицироваться как преступление, поскольку отсутствуют пострадавшие физические лица и отсутствует материальный ущерб, что является необходимыми составными частями преступления по Российскому уголовному кодексу. Действия сотрудников милиции, а в последствии и суда нарушают ст. 6 Европейской Конвенции на справедливое судебное разбирательство в виде явной провокации со стороны милиции. 

Судебно-правовая практика Европейского Суда по правам человека признает, что  указанные провокационные действия со стороны милиции нарушают ст. 6 Европейской Конвенции на справедливое судебное разбирательство.

В частности дело Худобин (Khudobin) против России Жалоба № 59696/00 решение Европейского Суда от 26 октября 2006 г., а также с делом «Тейшейра де Кастро [против Португалии]» (Teixeira de Castro [v. Portugal]) (Постановление Европейского Суда от 9 июня 1998 г., Reports ofjudgments and Decisions 1998-IV), в котором Европейский Суд отмечает, что применение агентов под прикрытием должно быть ограничено; сотрудники милиции могут действовать тайно, но не заниматься подстрекательством (см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу «Тейшейра де Кастро [против Португалии]» (Teixeira de Castro [v. Portugal]), § 36).

Возврат к списку


Задать вопрос адвокату
Заказать обратный звонок
+7
Предпочтительное время звонка