Бесланский теракт

Тагаева и другие против России (Досье № 26562/07).

Европейский Суд коммуницировал жалобы пострадавших бесланского теракта. 447 граждан России заявителей, пострадавших в ходе террористического акта в Беслане подали свои жалобы в Европейский Суд по правам человека в Страсбург. Всего в Европейский Суд по правам человека с 2007 года поступило, семь жалоб, которые Суд логично объединил в одно производство и будет их рассматривать совместно под общей жалобой «Тагаева и другие». Вот эти жалобы:

- TAGAYEVA AND OTHERS v. Russia 26562/07 – 130 человек;

-  DUDIYEVA AND OTHERS v. Russia 14755/08 – 13 человек;

- ALBEGOVA AND OTHERS v. Russia 49339/08 – 42 человека;

- SAVKUYEV AND OTHERS v. Russia 49380/08 – 98 человек;

- ALIYEVA AND OTHERS v. Russia 51313/08 – 58 человек;

- KOKOVA AND OTHERS v. Russia 21294/11 – 49 человек;

- NOGAYEVA AND OTHERS v. Russia 37096/11 – 57 человек.

Заявители утверждают, что были нарушены их право, предусмотренные статьей 2 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод – право на жизнь: «1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание».

Статья 2 – право на жизнь

1.         Заявители считают, что в свете 2 статьи Конвенции, исходя из практики Европейского Суда, что государство не выполнило свои обязательства по защите жизни людей, чья жизнь находится в опасности, когда власти хорошо знали о существовании такого риска. Государство имело оперативную информацию об угрозе захвата заложников и угрозе террористического акта и не предприняло должных мер по его предупреждению. Меры, принятые местной полицией не были достаточными, чтобы обеспечить предотвращение захвата заложников.

В частности, не были исполнены меры по предотвращению теракта после телеграммы МВД РФ от 31 августа 2004 года, где требовалось «принять экстренные меры по антитеррористической защите учебных заведений в День знаний, в частности обеспечить усиленную охрану школ».

Из стенограммы заседания Совета Федерации от 22 декабря 2006г. А.Торшин: «Особое внимание парламентская комиссия обратила на организацию работы МВД Республики Северная Осетия — Алания. 31 августа 2004 года в 18.00 из Министерства внутренних дел Российской Федерации во все территориальные органы внутренних дел Южного федерального округа были направлены телеграммы с требованием принять экстренные меры по антитеррористической защите учебных заведений в День знаний, в частности обеспечить усиленную охрану школ. Согласно записи в журнале в МВД Республики Северная Осетия -Алания телеграмма получена и зарегистрирована, обращаю внимание, в 21.00. Между тем к исполнению телеграмму с резолюцией министравнутренних дел Республики Северная Осетия — Алания Дзантиева его заместитель получил только 1 сентября в 9 часов 15 минут, а в это время в Беслане уже приступили к захвату школы. Парламентская комиссия считает, что руководство МВД Республики Северная Осетия — Алания не воспользовалось реальной возможностью в течение 12 часов перегруппировать силы и средства по охране учебных заведений республики, довооружить и дооснастить специальными средствами личный состав органов внутренних дел».

2.         Плохая организация работы штаба и стратегия переговоров с террористами не были в первую очередь направлены на освобождение заложников, способствовали обострению обстановки и как следствие гибели заложников. Обман общественности и террористов по количеству заложников и, якобы, не желание террористов вести переговоры, способствовали ухудшению условий пыточного содержания заложников и их физическому и моральному страданию.

3.         Штурм здания не был предпринят с основной целью освобождения заложников, что привело к большой и неоправданной гибели заложников. По показаниям пострадавших и анализа доклада члена парламентской комиссии Юрия Савельева, первые взрывы произошли из вне здания школы и привели к пожару, в котором произошла массовая гибель заложников, в основном детей.

4.         Тушение пожара в здании школы было начато через 2 часа 25 минут, после начала возгорания, что привело к обрушению горящей кровли на заложников и их гибели.

5.         При штурме здания школы властями было применено непропорциональное использование силы, которое повлекло гибель заложников. По показаниям пострадавших и из материалов парламентской комиссии, при штурме здания с заложниками властями использовалась военная техника, танки, гранатометы, огнеметы и пулеметы. Это свидетельствует, что освобождение и спасение заложников не было первой задачей властей при проведении спасательной операции.

6.          Заявители утверждают, что не было эффективного расследования  обстоятельств, причины и способов смерти заложников, расследования и наказания ответственных за использование непропорциональной смертельной силы. В этом отношении заявители отмечают, что жертвам не разрешили эффективный доступ к материалам дела, и таким образом препятствовали защите их интересов; что жертвы не имели возможности представлять свои аргументы независимому и беспристрастному судебному органу с возможностью наблюдения как ответственные за нарушения их прав будут преданы беспристрастному суду.

Статья 3 – запрещение пыток

7.         Заявители утверждают, что жестокое обращение террористов с заложниками было также вызвано и действиями оперативного штаба. Обман общественности и террористов, которые имели возможность смотреть телевизор и новости, в отношении количества заложников и, якобы не желания вести переговоры, привело к ухудшению положения заложников, способствовало усилению страданий, пыточного и невыносимого содержания пострадавших.

 

Статья 6 – право на справедливое судебное разбирательство

8.         Заявители утверждают, что отсутствовал доступ к справедливому суду в определении их гражданских прав. Пострадавшие не смогли эффективно защищать свои права в суде в случае насильственной смерти их родственников. Никакие официальные лица не были признаны ответственными за нарушения их прав, которые привели к гибели людей. Верховный Суд Северной Осетии не включил все имена лиц, которые подали аппеляцию на решение от 27 марта 2008 года в отношении исследования действий Дзантиева в совершении преступлений.

9.         Отсутствие эффективного расследования событий преступления нарушило право на справедливое судебное разбирательство. По утверждению заявителей не были проведены необходимые следственные действия по изучению доказательств преступления, не были проведены трасологические и иные экспертизы от чьих пуль погибли заложники, не были даже извлечены осколки и сами пули из погибших заложников.

Одна из заявительниц Рита С. пишет: «Мои моральные и физические страдания усугубляются еще и тем, что 4 сентября 2004 года по приказу заместителя Генерального прокурора по Южному Федеральному округу Фридинского фрагменты останков, одежда, обувь, а также личные вещи террористов были вывезены в один из карьеров г.Беслана. 23 февраля 2005 года на этой обнаруженной свалке я нашла блузку моей погибшей дочери. Также были найдены личные вещи других погибших детей. Это говорит о  поверхностном, необъективном расследовании всех причин и обстоятельств террористического акта 1-3 сентября 2004 года Генеральной прокуратурой Российской Федерации, тем самым нарушены мои права на объективное расследование, на эффективную судебную защиту».

 

Статья 8 – право на уважение частной и семейной жизни

10.         Кандидаты в случаях 26562/07, 49380/08, 21294/11 и 37096/11 утверждают в их первых заявлениях, что право на уважение частной и семейной, гарантирующейся Статьей 8, было нарушено. В качестве доказательств используются аргументы, приведенные по нарушениям статей 2 и 6 Европейской конвенции.

 

Статья 13 – право на эффективное средство правовой защиты

11.         Аргументы, изложенные по нарушениям статей 2, 6, 8 Европейской конвенции, свидетельствуют о нарушении прав на эффективное средство правовой защиты. В частности, уничтожение доказательств преступления, когда 4 сентября 2004 года фрагменты останков, одежда, обувь, а также личные вещи террористов были вывезены в один из карьеров г.Беслана, не проведение трасологических и иных экспертиз, не извлечение осколков и пуль из тел погибших заложников не позволило в будущем эффективно защищать нарушенные права пострадавших. 

Необходимо отметить, что Регламент Европейского суда позволяет коммуницировать жалобы как одному судье, комитету из трех судей, так и Палате Европейского суда. В данном случае коммуницирование происходит Палатой Европейского Суда, что означает высокую важность, которую придает этот международный судебный орган данному делу. 

Процедура коммуникации означает, что Европейский суд признал соблюденной процедуру подачи жалоб в Европейский Суд по правам человека и начал процедуру «коммуникации» - сообщения властям России о поданных жалобах, и задал несколько вопросов властям России относительно существа жалобы. Процедура коммуникации (сообщения) о жалобе властям государства, против которого подана жалоба обычно происходит в течение нескольких месяцев, после чего начинается рассмотрение жалобы по существу.


Возврат к списку


Задать вопрос адвокату
Заказать обратный звонок
+7
Предпочтительное время звонка